Про грузоперевозки

По прогнозу камазовских аналитиков, российский рынок «проглотит» в 2018 году порядка 65 тыс. грузовиков, следовательно, КАМАЗ должен занять почти две трети. При таком раскладе группа должна перейти рубеж в 160 млрд рублей оборота.

«Основной рост у нас идет в премиум-сегменте»Итоговая пресс-конференция камазовского топ-менеджмента со СМИ в этом году легла на плечи первого заместителя гендиректора автогиганта Юрия Герасимова. В пятницу вечером 8 декабря топ-менеджер продемонстрировал в ответах хватку производственника, с 1981 года прошедшего все ступени карьеры на КАМАЗе, начиная со слесаря-ремонтника. В дуэте с руководителем пресс-службы Олегом Афанасьевым первый зам рассказал о том движении, что идет на заводах КАМАЗа в рамках программы модернизации, но для начала озвучил прогнозы по выпуску продукции на этот и будущий год.Напомнив, что бизнес-план в этом году был рассчитан на 36,5 тыс. грузовиков, Герасимов сообщил о перевыполнении. По факту завод выпустит к концу декабря около 39 тыс. машин, среди которых экспорт займет около 6 тыс., остальное — внутренний рынок.Бизнес-план на следующий год, пока без цифр в рублях, рассчитан на 43 тыс. грузовиков — и опять же без существенного роста экспорта, только за счет внутреннего рынка.По прогнозу камазовских аналитиков, российский рынок «проглотит» в 2018 году порядка 65 тыс. грузовиков, следовательно, КАМАЗ должен занять почти две трети. При таком раскладе группа должна перейти рубеж в 160 млрд рублей оборота.В прошлом году, напомним, КАМАЗ выручил свыше 127 млрд рублей, продав 34,3 тыс. автомобилей.«В этом году рынок грузовиков растет исключительно за счет премиум-сегмента, — оценил тенденции Афанасьев. — Производство нашего традиционного модельного ряда практически не растет, все увеличение идет за счет нового. Перевозчики начали обновлять свой парк и переходят на грузовики премиум-класса. КАМАЗ в прошлом году успел попасть в данный тренд, и основной рост у нас в прошлом, в этом и, надеемся, в следующем году будет в премиум-сегменте. Цены у него совсем не „премиум“, грузовики стоят 3,8–4,5 миллиона, в то время как грузовики зарубежного производства начинаются от 5 миллионов, не говоря уж о ведущих брендах».Герасимов добавил к этому, что дешевизна обусловлена не качеством комплектующих, а процессом географической концентрации мощностей и их оптимизации. Он на пальцах объяснил, что, к примеру, лонжероны сейчас приходят из Бельгии и это вдвое дороже, чем локализация в России. Поэтому КАМАЗ уже запустил программу закупки оборудования для производства лонжеронов. Далее на новом автомобиле стоит алюминиевый топливный бак. С середины будущего года завод будет производить такой бак самостоятельно. «Мы идем этим путем — делать то же самое, что имеется в комплектации Daimler, только у себя и гораздо дешевле. Такая программа касается всех узлов автомобиля. Производство мостов, например, мы уже модернизировали, по качеству они не уступают», — похвалился спикер.С первым представителем нового модельного ряда КАМАЗ, как и отметил Афанасьев, попал в тему, его продажи растут, по крайней мере пока. Магистральных тягачей в 2016 году завод продал 3,4 тыс. штук, в этом году — около 6 тыс., на следующий год в неутвержденном еще бизнес-плане стоит цифра 10,4 тысячи. «А это уже 25 процентов от выпуска основной продукции! — посчитал Герасимов.— Хочу напомнить, что еще 4 года назад нас в этом сегменте вообще не было. Седельные тягачи — это было ни о чем. В прошлом году наши новые автомобили заняли в своем сегменте 30 процентов рынка. В этом году будет не меньше».Как напомнил Афанасьев, модернизация заводов под производство остальных моделей К5 проводится за счет трех источников: подкрепленных госгарантиями и хорошо продающихся облигаций, средств основного акционера «Ростеха» и собственных. Вся небольшая прибыль (на уровне 340 млн рублей в 2016 году) идет на эту программу.«Предварительные расчеты показывают, что этот каркас кабины будет дешевле»В преддверии встречи с журналистами газета «Вести КАМАЗа» в тот же день написала о предстоящем тестировании нового двигателя Р6. С «движков», как называют в Челнах Завод двигателей, спикер и начал рассказ о тотальной модернизации, сохранив при этом некую преемственность итоговых бесед: прошлая предновогодняя встреча с журналистами в основном была посвящена развитию линейки автомобилей поколения К5.«Уходящий год для КАМАЗа сложился удачно, — оценил Герасимов. — Что произошло за год, чтобы автомобиль К5 стал реальностью? Прежде всего большие изменения на заводе двигателей. Закуплено оборудование для производства рядной шестерки. Мы создаем мощности на 30 тысяч двигателей в год. Это самое серьезное перевооружение со времен строительства КАМАЗа. Установлены линии сборки, стыковки, обработки блока цилиндров, идет монтаж окрасочной линии. Заготовки для деталей нового двигателя — поковки, отливки — будут производиться на наших заводах. Поковка коленвала уже освоена. Отливка головки блока цилиндров освоена. Сейчас идет освоение самого блока цилиндров. В этом году мы собираем первые 10 двигателей, на следующий год планируем собрать 200 штук».Основной интерес вызвал, конечно, совместный с Daimler завод каркасов кабин, который КАМАЗ передал партнеру для оснастки 24 октября. Функции автогиганта в данном проекте заключались в строительстве здания и инженерной инфраструктуры — этот этап теперь пройден. Дальше трудятся немцы, и их подрядчики уже работают. Компания Durr сейчас монтирует окрасочное оборудование, Comau приступила к монтажу сварочного, а также оснащает логистическую зону. К старту производства в 2019 году завод по плану трудоустроит 700 человек, проектная мощность его составляет 55 тыс. каркасов кабин в год. Из них около 8 тыс. будет потреблять само предприятие — «Даймлер Камаз Рус» в Челнах, остальные каркасы пойдут на новый модельный ряд «КАМАЗов».Цифры, свидетельствующие о совокупном экономическом эффекте, который должен принести новый завод, и о том, как кабина повлияет на стоимость грузовика, спикеры предложить не смогли, однако Герасимов ответил на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» достаточно предметно.«Например, для существующего каркаса кабины штамповка привозится с территории Германии, — снова вернулся он к расходам на логистику.— Понятно, что при локализации штамповка будет производиться из российского металла, логистика от Елабуги до Челнов — это вообще ни о чем. Предварительные расчеты показывают, что данный каркас кабины будет дешевле.Это во-первых. Во-вторых, наш партнер и акционер Daimler ставит на завод самые современные технологии в области окраски. Не вдаваясь в тонкости, могу сказать, что впервые в мире будет применена такая окраска и экономия лакокрасочных материалов будет существенна. И самое главное — выбросы в атмосферу на этом заводе будут несравнимо меньше, чем на любом предприятии мира».«Их фактически нет, полностью закрытое производство», — уточнил Афанасьев, уловив в словах первого зама брешь для спекуляций на экологическую тему.Беспилотники: «КАМАЗ будет готов к нужному моменту, я вам гарантирую...»Остальные заводы КАМАЗа, судя по рассказу спикеров, так же активно готовятся к выпуску К5, при этом зарабатывая и на сторонних заказах. На автомобильном грядет модернизация сборочного конвейера, Прессово-рамный (ПРЗ) собирается самостоятельно выпускать под себя комплектующие, кроме штампованных лицевых деталей — эти поставки обеспечит турецкий «Джошкуноз» из «Алабуги». Программа развития ПРЗ включает закупку нового оборудования для производства рамы.


.45.jpg

Вторую жизнь получит и литейный завод — соответствующее решение управляющий совет принял недавно, в конце года. «В следующем году начнется большая модернизация — мы заменим печи плавки на индукционные, — рассказал Герасимов. — И время подсказывает, и чисто экономические соображения. Китайцы, поставщики графитовых электродов, которые используются в электродуговых печах, подняли цены в десятки раз».Пока «литейка» несет на себе основную камазовскую нагрузку, под 80%, по продукции диверсификации, которой, впрочем, выпускается не так немного. КАМАЗ планировал произвести в этом году «прочей продукции» на 6,5 млрд рублей и к этому пришел, обслуживая в основном предприятия из структуры РЖД. На будущий год план увеличится на 1 млрд рублей.Кузнечный завод получил заказ от Volkswagen на поставку 157 тыс. коленвалов в Калугу, на производство легковых автомобилей. Заказчик уже получил опытную партию и подтвердил сертификацию. Герасимов оценил проект как большой и серьезный — похоже, так оно и есть, потому что на кузнечном не будет январских каникул.Отдельного внимания заслужила тема беспилотников. Поскольку «Росавтодор» систематически извещает о планах пуска беспилотных «КАМАЗов» по трассе М-7 между Челнами и Казанью, корреспондент «БИЗНЕС Online» поинтересовался, когда грузовики выйдут на трассу и пустят ли роботов на общую полосу. Афанасьев предложил адресовать вопрос федеральному дорожному агентству с его заявками и напомнил, что программа тормозится самими федералами.«Наш беспилотник находится на продвинутом этапе разработки. Он уже может ездить на 40 километрах в час, — сообщил спикер. — В перспективе мы можем увеличить скорость безопасного движения до 90 километров в час. Но мы не в первый раз говорим, что на законодательном уровне не определены параметры движения беспилотных средств, причем не только в России.Какими должны быть дорога, знаки, оборудование? Эти вопросы тормозят внедрение беспилотного транспорта. Как вы знаете, в 2018 году планируется применение беспилотного „Шатла“ на чемпионате мира по футболу, возможны и внутризаводские перевозки».«Проблему дорог нужно решать на уровне Российской Федерации, но то, что КАМАЗ будет готов к нужному моменту, я вам гарантирую, — добавил Герасимов. — Разработки есть, производство готовится. В этом сегменте мы не в хвосте, а в лидерах».На традиционный вопрос о доле гособоронзаказа в обороте компании и о доли компании на военном рынке начальник пресс-службы в очередной раз стоически напомнил, что КАМАЗ не имеет отношения к армии с тех пор, как «Ремдизель», ее обслуживающий, стал самостоятельным. Он, кстати, добавил, что юридический бенефициар «Ремдизеля», бывшая ведущая телепередачи «Вести КАМАЗа» Людмила Трейстман, теперь не только владеет самим «Ремдизелем», но и отвечает на оборонном предприятии за пиар.Афанасьев тем не менее поделился, что и в «лучшие» годы (2009), когда гражданской продукции никто не хотел, оборонка занимала не более 10% в обороте компании. Тогда КАМАЗ производил около 3 тыс. грузовиков в год для ВС. С тех пор заказ только уменьшается.«Во-первых, мы насытили минобороны новыми грузовиками, — сказал Афанасьев. — Во-вторых, тот же „Ремдизель“ обслуживает технику КАМАЗа непосредственно в частях, хотя раньше этим занимались только военные, всю технику, которая находится на вооружении, они привели в порядок. Поэтому у министерства обороны теперь нет потребности в новых закупках. Есть потребность в закупках современных автомобилей типа „Тайфун“, но это уже другой вопрос, — продолжать Афанасьев не стал и лишь добавил с заговорщицкой улыбкой. — Я рассказываю про „Ремдизель“, к которому не имею никакого отношения, просто потому, что сам люблю военную технику».