Все про перевозки

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Отложенная реальность: россиян ожидают законопроекты, лежавшие под сукном до президентских выборов

Избранному президенту и новому правительству предстоит решить задачи, тяжелым грузом нависшие над российской экономикой. А население столкнется с реальностью, которая заботливо откладывалась властью до выборов.Какие именно «сюрпризы» ждут избирателей в ближайшее время, разбирался «Профиль».Пожалуй, самое неприятное, к чему следует готовиться, – это изменения в налоговой системе. Бюджету катастрофически не хватает средств. За годы кризиса Резервный фонд иссяк и 1 февраля официально перестал существовать. На очереди – Фонд национального благосостояния, запасы которого также постепенно тают. Новому правительству предстоит найти иные источники пополнения бюджета либо ужесточить текущие.Разговоры об увеличении налоговой нагрузки ведутся уже несколько лет. В 2014 году Владимир Путин в послании Федеральному собранию объявил о моратории на любые действия в этой сфере на четыре года. И до сих пор ему удавалось сдержать свое обещание. Но в 2018 году мораторий заканчивается. В неизбежности налоговых изменений можно не сомневаться: именно Путин распорядился подготовить предложения по налоговой реформе. «Несмотря на внутриполитический календарь, нам все равно необходимо в 2018 году подготовить и принять все соответствующие поправки в законодательство, Налоговый кодекс, а с 1 января 2019 года ввести их в действие, зафиксировав новые стабильные правила на долгосрочный период»,?– заявил он в послании Федеральному собранию уже в 2016 году.НДС и НДПИИ предложения были сформированы. К концу 2017 года Минфин сосредоточился на двух «маневрах», писали «Ведомости» со ссылкой на собственные источники. Первый – обнулить экспортную пошлину в обмен на повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). И второй – снизить страховые взносы в обмен на повышение налога на добавленную стоимость (НДС). Однако правительство решило не брать на себя ответственность за принятие этих решений и дождаться выборов.Маневр с НДПИ направлен на нефтяников, чему последние активно сопротивляются. По их словам, это сделает непривлекательными инвестиции в новые проекты и постепенно, наоборот, приведет к уменьшению поступлений в бюджет.Вторая инициатива затронет абсолютно всех россиян и особенно ударит по беднейшим слоям.Увеличение НДС (как предполагается, с нынешних 18% до 22%) автоматически повлечет за собой рост цен. Пострадает и ритейл: при падающих доходах населения покупательная способность снизится еще больше.Такая схема эффективна, когда большая часть доходов населения находится в «серой зоне»: не платят напрямую, заплатят косвенно. Но в Минфине рассчитывают, что одновременное снижение страховых взносов (с 30% до 22%) будет способствовать выходу бизнеса из тени, что принесет дополнительные 450 млрд рублей в 2019–2020 годах. В общем, весьма спорные маневры, и новому правительству предстоит сделать нелегкий выбор.Налог на посылкиЭто не единственная инициатива, которая обсуждалась на протяжении последних лет. Еще одна – обложить НДС трансграничную онлайн-торговлю. Соответствующие законопроекты предлагали и Федеральная антимонопольная служба (ФАС), и Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ), которая отстаивает интересы российского онлайн- и офлайн-ритейла. Все они пока остаются без движения.Рассматриваются и иные формы налогообложения. Так, в сентябре прошлого года Минфин представил проект федерального бюджета, в котором устанавливался лимит для товаров иностранных онлайн-магазинов в 20 евро (около 1300 рублей) за посылку с 1 июля 2018 года. Продукцию дороже предлагалось обложить пошлиной. По расчетам правительства, это принесет бюджету 30 млрд рублей в этом году и 60 млрд рублей в следующем. Контроль за уплатой предполагалось возложить на «Почту России», которая технически уже готова к реализации этого маневра.В какой форме будет взиматься налог, пока неясно. Однако одновременно в следующем году будет снижен порог беспошлинного ввоза товаров иностранных онлайн-магазинов с 1000 до 500 евро в месяц.Об этом страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС – Россия, Белоруссия, Казахстан и Киргизия) уже договорились. В 2020 году лимит опустится до 200 евро. В случае превышения получатель посылки должен оплатить таможенную пошлину – 30% от стоимостиБензин и дизельСтавки акциза на бензин пятого класса и дизельное топливо в январе этого года уже выросли на 50 копеек за литр. Однако с 1 июля они увеличатся еще на 50 копеек. Ранее планировалось единоразовое повышение, но в итоге решили проводить его постепенно, в два этапа. По словам Антона Силуанова, это принесет бюджету дополнительные 40 млрд рублей в этом году, которые будут потрачены на развитие инфраструктуры.Как заметили СМИ, это довольно существенное повышение, поскольку Налоговый кодекс предусматривает возможность индексации акцизов на инфляцию в 4%, то есть не более 30 копеек для бензина и не более 23 копеек для дизельного топлива.Таким образом, акциз на бензин в январе вырос с 10 130 до 11 213 рублей за тонну, а с 1 июля поднимется до 11 892 рублей. Ранее власти планировали увеличение в 2018 году до 10 535 рублей за тонну. Акциз на дизельное топливо уже подорожал с 6800 до 7665 рублей за тонну и вырастет до 8258 рублей в июле, тогда как ранее предполагалось увеличение лишь до 7072 рублей. При этом чиновники рассчитывают, что это никак не повлияет на цены в розницу. Поживем – увидим. Тем более что дальнейшее повышение акциза уже запланировано и на 2019, и на 2020 годы.«Платон»Сбор с большегрузных автомобилей весом более 12 тонн под названием «Платон» стал известным благодаря протестам дальнобойщиков по всей России в 2015 году. Добиться его отмены им не удалось, но зато получилось уменьшить тариф. Изначально он должен был составить 3,73 рубля за километр, но в результате был утвержден на уровне 1,53 рубля. С тех пор он повышался только один раз, в апреле 2017 года, несмотря на постоянные слухи о его индексации. На данный момент плата составляет 1,91 рубля за километр.В этом году власти снова планировали его поднять: до 2,15 рубля с 1 июля. Однако в конце февраля замминистра транспорта Евгений Дитрих неожиданно пообещал, что этого не будет.Интересно, что за неделю до этого министр транспорта Максим Соколов заявлял, что они рассчитывают при помощи «Платона» собрать 23 млрд рублей в 2018 году, учитывая индексацию в середине года. Остается надеяться, что обещание замминистра после выборов нарушено не будет.Однако расслабляться дальнобойщикам не стоит. В прошлом году кабинет министров одобрил законопроект, который предусматривает повышение штрафа за неуплату «Платона» в четыре раза, с 5 тысяч до 20 тысяч рублей. С тех пор он оставался без движения, но ничто не мешает чиновникам внезапно вспомнить и про него.

6 августа исполняется три года с введения Россией продэмбарго в отношении стран ЕС, США и других.

6 августа исполняется три года с введения Россией продэмбарго в отношении стран ЕС, США и других. Ограничения позволили российскому АПК «стать сильнее», считает глава Минсельхоза. Но и «санкционные страны» вроде бы ничего не потеряли. Но может быть обе стороны просто делают хорошую мину при плохой игре?
В санкциях нет «ничего хорошего», но это «не смертельно», заявил президент России Владимир Путин во время своего выступления в июне на Петербургском международном экономическом форуме. Для оценки последствий санкций для России он привел слова писателя Марка Твена: «Кажется, канцлер Австрии говорил, вспоминая Марка Твена: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены...» Так вот и по поводу санкций можно так сказать».Процитировал, но уже самого Путина и министр сельского хозяйства России Александр Ткачев, отвечая на запрос РБК о влиянии трех лет санкций на российский продовольственный рынок. «Во время «Прямой линии <с Владимиром="Владимиром" Путиным="Путиным">» президент отметил, что санкции это обоюдоострое оружие. Негативные последствия ограничений отражаются на обеих сторонах, затрагивают всех участников. Аграрии стран, поддержавших санкции, испытывают серьезные трудности. Они потеряли колоссальный рынок сбыта в России, терпят миллиардные убытки ежегодно и вынуждены искать альтернативу», — отметил министр. При этом, по его мнению, наши аграрии получили возможность развиваться, расширять мощности, закладывать новые комплексы: «Как итог — мы стали сильнее, гарантировали свою продуктовую безопасность».Точка отсчетаПрезидент России Владимир Путин 6 августа 2014 года подписал указ, запрещающий ввоз в Россию некоторых видов продовольствия из стран Европейского союза, а также из США, Австралии, Канады и Норвегии. Под запрет попали поставки говядины, свинины, мяса птицы, рыбы, морепродуктов, сыров, молока, фруктов, овощей, а также некоторых других категорий продуктов. Продовольственное эмбарго стало ответом на санкции этих стран, введенные в отношении России после присоединения Крыма. Спустя год власти приняли решение уничтожать санкционную продукцию, попадающую в Россию. Кроме того, в августе 2015 года продовольственное эмбарго было распространено также на Албанию, Лихтенштейн, Исландию и Черногорию, а с 1 января 2016 года — на Украину. В начале июля Россия продлила эмбарго до 31 декабря 2018 года.

«На российских полках впервые за долгие годы стали доминировать отечественные продукты питания, а поставки импортного продовольствия сократились почти в два раза», — сообщил Ткачев. По данным министерства, объем поставок зарубежных продуктов по итогам 2016 года составил $25 млрд, в то время как в 2013 году, до введения эмбарго, он оценивался в $43 млрд.
По данным Минсельхоза, лучше всего удалось импортозамещение в мясной отрасли. Доля импорта в потреблении, например, свинины сократилась в три раза, до 8% в 2016 году по сравнению с 26% в 2013-м, мяса птицы — в 2,5 раза, до 5%. Кроме того, в два раза сократился ввоз импортных овощей, с 866 тыс. т в 2013 году до 463 тыс. т в 2016-м, при этом увеличивается сбор отечественных овощей и фруктов. За последние три года производство тепличных овощей увеличилось на 30%, темпы закладки садов — в среднем в 1,5 раза.

При этом, по мнению главы министерства, чтобы «сохранить полученный импульс к развитию», важно в дальнейшем не снижать объемов господдержки. «Это главный стимул для инвестиций в аграрный сектор, и пока правительство планирует сохранить в следующем году достигнутый уровень поддержки на уровне 242 млрд руб., — отмечает Ткачев. — Во-вторых, важно поддерживать стабильный курс рубля (на уровне не ниже 60 руб. за доллар) и не допускать его укрепления, чтобы не свести на нет все усилия государства по реализации программы импортозамещения». По данным ЦБ, курс доллара на 4 августа — 60,75 руб.

Спорные моменты
Правда, как показывает исследование «Ромира», не все потребители довольны качеством отечественных продуктов: за полтора года число недовольных качеством мяса, молока и молочных продуктов в России выросло вдвое, до 15%. Больше всего недовольных собрала категория сыров: 27% респондентов отметили снижение качества этого вида продуктов за последний год. Но в декабре 2015 года их было еще больше — 33% опрошенных.
Директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов называет позитивное влияние продэмбарго на российский рынок весьма ограниченным. «От его введения выиграли разве что такие секторы, как сыроделие и тепличные овощи, но в последнем <сегменте> рост наблюдался и до эмбарго», — отмечает он. Вместе с тем продэмбарго наряду с другими причинами привело к росту цен на продукты питания, напоминает эксперт. Согласно мониторингу РАНХиГС цены на категории товаров, по которым были введены санкции в отношении отдельных стран-производителей, в России могли быть на 3% ниже, если бы власти не ввели продуктовое эмбарго. Денежные потери на одного потребителя от эмбарго эксперты оценили в 4,4 тыс. руб. в год.

Санкции привели к росту отечественного производства сыра, однако ситуацию на рынке нельзя считать позитивной, констатирует председатель правления Союзмолока Андрей Даниленко. «После введения санкций освободилось 20% рынка сыров. Однако одновременно из-за девальвации рубля выросли себестоимость и отпускная цена товара, а покупательская способность стала падать и спрос на сыры начал снижаться», — отмечает эксперт.По словам Даниленко, несмотря на эмбарго, высокая зависимость от импорта молочных продуктов по-прежнему сохраняется. Сильно выросли поставки со стороны Белоруссии: если в 2013 году их доля составляла 42% в импорте, то в 2015 году уже 83%, напоминает он. При этом качество белорусских молочных продуктов по-прежнему вызывает нарекания специалистов Россельхознадзора.Страновые замерыВ сентябре 2016 года эксперты ряда вузов (Институт Гайдара, РАНХиГС) сообщали, что эмбарго на поставки основных видов продовольствия из западных стран вопреки «устойчивому мнению» в России не нанесло существенного урона этим государствам. По мнению специалистов, случаи падения объемов экспорта из санкционных стран из-за российского эмбарго были единичны.Опрошенные РБК эксперты в преддверии «трехлетней годовщины» по-прежнему считают, что мнение о незаменимости России как покупателя продовольствия несколько преувеличено.«Фермеры европейских стран, возможно, даже выиграли от российских контрсанкций, так как получили достаточно серьезную компенсацию из бюджета Евросоюза», — говорит генеральный директор ИА Fruitnews Ирина Козий. По ее словам, на плодоовощном рынке «условно самыми пострадавшими» можно назвать Польшу, Турцию и Голландию. Однако многие поставщики из этих стран просто переориентировали свои поставки на другие рынки, говорит она.Степень влияния эмбарго на экономику разных стран оказалась совершенно разной — от полного отсутствия до весьма значительного ущерба. Меньше всего согласно данным Международного торгового центра пострадали далекие от России поставщики. Например, по итогам 2014 года в структуре экспорта США на Россию только несколько категорий товаров выходило по объему продаж за пределы 1% от всех поставок страны за рубеж. Так, на Россию приходилось 2,69% от всего объема экспорта свинины, 2,88% — птицы, 1,14% — замороженной рыбы. Канада потеряла 9,86% рынка сбыта свинины и 4,65% замороженной рыбы. 100% рынка сбыта мальков лосося и других видов рыбы потенциально могла потерять Норвегия. Но именно эта категория товаров была практически сразу выведена из-под действия эмбарго, и поставки продолжились.Более значительными последствия оказались для некоторых стран Евросоюза, традиционных торговых партнеров России. О значительном ущербе для экономик стран Прибалтики также заявляли эксперты РАНХиГС. На Россию в 2014 году приходилось 29,2%, или $247,8 млн, от всего экспорта Финляндии (в 2013 году — 40,3%), 10,9%, или $55,23 млн, — Латвии (10,4%), 31%, или $806,9 млн, — Литвы (48,4%).«Эмбарго — это все-таки политическая история, имеющая слабое влияние на аграрный бизнес и в России, и тем более в Европе», — считает Андрей Сизов. В случае продолжения «санкционных войн» Россия может понести гораздо бóльшие потери, поскольку очень зависима от зарубежных аграрных технологий, предупреждает он.?Главный научный сотрудник РАНХиГС доктор экономических наук Василий Узун заявил РБК, что сделанные год назад выводы о несущественном ущербе от эмбарго для Запада «тем более справедливы сегодня». Никаких проблем с рынком сбыта у западных стран сегодня нет, они полностью переориентировали поставки, отметил эксперт.«Продовольственные санкции оказали явное влияние на объем ввоза продовольствия в Россию из Евросоюза, который в 2016 году составил €5,6 млрд против €11,8 млрд в 2013 году. Однако общий аграрный экспорт из стран Евросоюза в течение этого периода рос, составив в 2016 году рекордные €131 млрд», — говорится в материалах Европейской комиссии.Орешек для россиянинаНесмотря на заверения в потенциале российского АПК, часть продукции Россия не может производить сама в нужных объемах. Например, по подсчетам Fruitnews, объем импорта свежих фруктов в 2016 году по сравнению с 2013 годом сократился на 1,45 млн т, или 24%, а собственный коммерческий урожай фруктов вырос всего на 181 тыс. т. Объем импорта орехов (без учета арахиса) сократился на 57%, на 43,85 тыс. т. Собственный урожай орехов в России составляет около 300 т и слабо влияет на объем рынка.

Как отмечает Ирина Козий, продуктовое эмбарго обернулось для российских потребителей рядом негативных последствий — ростом цен, изменением пищевых привычек, частичной криминализацией импортных поставок, потерей налаженных связей. Главным плюсом она называет то, что власти стали уделять АПК гораздо больше внимания. «Заговорили о проблемах сельхозпроизводителей и фермеров, стали разрабатываться программы поддержки, к этому направлению начали активнее привлекать внимание инвесторов», — отмечает Козий. Однако в случае неполучения компаниями средств вовремя и в нужных объемах они могут вновь разочароваться в рынке, предупреждает эксперт.