Все про перевозки

6 августа исполняется три года с введения Россией продэмбарго в отношении стран ЕС, США и других.

6 августа исполняется три года с введения Россией продэмбарго в отношении стран ЕС, США и других. Ограничения позволили российскому АПК «стать сильнее», считает глава Минсельхоза. Но и «санкционные страны» вроде бы ничего не потеряли. Но может быть обе стороны просто делают хорошую мину при плохой игре?
В санкциях нет «ничего хорошего», но это «не смертельно», заявил президент России Владимир Путин во время своего выступления в июне на Петербургском международном экономическом форуме. Для оценки последствий санкций для России он привел слова писателя Марка Твена: «Кажется, канцлер Австрии говорил, вспоминая Марка Твена: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены...» Так вот и по поводу санкций можно так сказать».Процитировал, но уже самого Путина и министр сельского хозяйства России Александр Ткачев, отвечая на запрос РБК о влиянии трех лет санкций на российский продовольственный рынок. «Во время «Прямой линии <с Владимиром="Владимиром" Путиным="Путиным">» президент отметил, что санкции это обоюдоострое оружие. Негативные последствия ограничений отражаются на обеих сторонах, затрагивают всех участников. Аграрии стран, поддержавших санкции, испытывают серьезные трудности. Они потеряли колоссальный рынок сбыта в России, терпят миллиардные убытки ежегодно и вынуждены искать альтернативу», — отметил министр. При этом, по его мнению, наши аграрии получили возможность развиваться, расширять мощности, закладывать новые комплексы: «Как итог — мы стали сильнее, гарантировали свою продуктовую безопасность».Точка отсчетаПрезидент России Владимир Путин 6 августа 2014 года подписал указ, запрещающий ввоз в Россию некоторых видов продовольствия из стран Европейского союза, а также из США, Австралии, Канады и Норвегии. Под запрет попали поставки говядины, свинины, мяса птицы, рыбы, морепродуктов, сыров, молока, фруктов, овощей, а также некоторых других категорий продуктов. Продовольственное эмбарго стало ответом на санкции этих стран, введенные в отношении России после присоединения Крыма. Спустя год власти приняли решение уничтожать санкционную продукцию, попадающую в Россию. Кроме того, в августе 2015 года продовольственное эмбарго было распространено также на Албанию, Лихтенштейн, Исландию и Черногорию, а с 1 января 2016 года — на Украину. В начале июля Россия продлила эмбарго до 31 декабря 2018 года.

«На российских полках впервые за долгие годы стали доминировать отечественные продукты питания, а поставки импортного продовольствия сократились почти в два раза», — сообщил Ткачев. По данным министерства, объем поставок зарубежных продуктов по итогам 2016 года составил $25 млрд, в то время как в 2013 году, до введения эмбарго, он оценивался в $43 млрд.
По данным Минсельхоза, лучше всего удалось импортозамещение в мясной отрасли. Доля импорта в потреблении, например, свинины сократилась в три раза, до 8% в 2016 году по сравнению с 26% в 2013-м, мяса птицы — в 2,5 раза, до 5%. Кроме того, в два раза сократился ввоз импортных овощей, с 866 тыс. т в 2013 году до 463 тыс. т в 2016-м, при этом увеличивается сбор отечественных овощей и фруктов. За последние три года производство тепличных овощей увеличилось на 30%, темпы закладки садов — в среднем в 1,5 раза.

При этом, по мнению главы министерства, чтобы «сохранить полученный импульс к развитию», важно в дальнейшем не снижать объемов господдержки. «Это главный стимул для инвестиций в аграрный сектор, и пока правительство планирует сохранить в следующем году достигнутый уровень поддержки на уровне 242 млрд руб., — отмечает Ткачев. — Во-вторых, важно поддерживать стабильный курс рубля (на уровне не ниже 60 руб. за доллар) и не допускать его укрепления, чтобы не свести на нет все усилия государства по реализации программы импортозамещения». По данным ЦБ, курс доллара на 4 августа — 60,75 руб.

Спорные моменты
Правда, как показывает исследование «Ромира», не все потребители довольны качеством отечественных продуктов: за полтора года число недовольных качеством мяса, молока и молочных продуктов в России выросло вдвое, до 15%. Больше всего недовольных собрала категория сыров: 27% респондентов отметили снижение качества этого вида продуктов за последний год. Но в декабре 2015 года их было еще больше — 33% опрошенных.
Директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов называет позитивное влияние продэмбарго на российский рынок весьма ограниченным. «От его введения выиграли разве что такие секторы, как сыроделие и тепличные овощи, но в последнем <сегменте> рост наблюдался и до эмбарго», — отмечает он. Вместе с тем продэмбарго наряду с другими причинами привело к росту цен на продукты питания, напоминает эксперт. Согласно мониторингу РАНХиГС цены на категории товаров, по которым были введены санкции в отношении отдельных стран-производителей, в России могли быть на 3% ниже, если бы власти не ввели продуктовое эмбарго. Денежные потери на одного потребителя от эмбарго эксперты оценили в 4,4 тыс. руб. в год.

Санкции привели к росту отечественного производства сыра, однако ситуацию на рынке нельзя считать позитивной, констатирует председатель правления Союзмолока Андрей Даниленко. «После введения санкций освободилось 20% рынка сыров. Однако одновременно из-за девальвации рубля выросли себестоимость и отпускная цена товара, а покупательская способность стала падать и спрос на сыры начал снижаться», — отмечает эксперт.По словам Даниленко, несмотря на эмбарго, высокая зависимость от импорта молочных продуктов по-прежнему сохраняется. Сильно выросли поставки со стороны Белоруссии: если в 2013 году их доля составляла 42% в импорте, то в 2015 году уже 83%, напоминает он. При этом качество белорусских молочных продуктов по-прежнему вызывает нарекания специалистов Россельхознадзора.Страновые замерыВ сентябре 2016 года эксперты ряда вузов (Институт Гайдара, РАНХиГС) сообщали, что эмбарго на поставки основных видов продовольствия из западных стран вопреки «устойчивому мнению» в России не нанесло существенного урона этим государствам. По мнению специалистов, случаи падения объемов экспорта из санкционных стран из-за российского эмбарго были единичны.Опрошенные РБК эксперты в преддверии «трехлетней годовщины» по-прежнему считают, что мнение о незаменимости России как покупателя продовольствия несколько преувеличено.«Фермеры европейских стран, возможно, даже выиграли от российских контрсанкций, так как получили достаточно серьезную компенсацию из бюджета Евросоюза», — говорит генеральный директор ИА Fruitnews Ирина Козий. По ее словам, на плодоовощном рынке «условно самыми пострадавшими» можно назвать Польшу, Турцию и Голландию. Однако многие поставщики из этих стран просто переориентировали свои поставки на другие рынки, говорит она.Степень влияния эмбарго на экономику разных стран оказалась совершенно разной — от полного отсутствия до весьма значительного ущерба. Меньше всего согласно данным Международного торгового центра пострадали далекие от России поставщики. Например, по итогам 2014 года в структуре экспорта США на Россию только несколько категорий товаров выходило по объему продаж за пределы 1% от всех поставок страны за рубеж. Так, на Россию приходилось 2,69% от всего объема экспорта свинины, 2,88% — птицы, 1,14% — замороженной рыбы. Канада потеряла 9,86% рынка сбыта свинины и 4,65% замороженной рыбы. 100% рынка сбыта мальков лосося и других видов рыбы потенциально могла потерять Норвегия. Но именно эта категория товаров была практически сразу выведена из-под действия эмбарго, и поставки продолжились.Более значительными последствия оказались для некоторых стран Евросоюза, традиционных торговых партнеров России. О значительном ущербе для экономик стран Прибалтики также заявляли эксперты РАНХиГС. На Россию в 2014 году приходилось 29,2%, или $247,8 млн, от всего экспорта Финляндии (в 2013 году — 40,3%), 10,9%, или $55,23 млн, — Латвии (10,4%), 31%, или $806,9 млн, — Литвы (48,4%).«Эмбарго — это все-таки политическая история, имеющая слабое влияние на аграрный бизнес и в России, и тем более в Европе», — считает Андрей Сизов. В случае продолжения «санкционных войн» Россия может понести гораздо бóльшие потери, поскольку очень зависима от зарубежных аграрных технологий, предупреждает он.?Главный научный сотрудник РАНХиГС доктор экономических наук Василий Узун заявил РБК, что сделанные год назад выводы о несущественном ущербе от эмбарго для Запада «тем более справедливы сегодня». Никаких проблем с рынком сбыта у западных стран сегодня нет, они полностью переориентировали поставки, отметил эксперт.«Продовольственные санкции оказали явное влияние на объем ввоза продовольствия в Россию из Евросоюза, который в 2016 году составил €5,6 млрд против €11,8 млрд в 2013 году. Однако общий аграрный экспорт из стран Евросоюза в течение этого периода рос, составив в 2016 году рекордные €131 млрд», — говорится в материалах Европейской комиссии.Орешек для россиянинаНесмотря на заверения в потенциале российского АПК, часть продукции Россия не может производить сама в нужных объемах. Например, по подсчетам Fruitnews, объем импорта свежих фруктов в 2016 году по сравнению с 2013 годом сократился на 1,45 млн т, или 24%, а собственный коммерческий урожай фруктов вырос всего на 181 тыс. т. Объем импорта орехов (без учета арахиса) сократился на 57%, на 43,85 тыс. т. Собственный урожай орехов в России составляет около 300 т и слабо влияет на объем рынка.

Как отмечает Ирина Козий, продуктовое эмбарго обернулось для российских потребителей рядом негативных последствий — ростом цен, изменением пищевых привычек, частичной криминализацией импортных поставок, потерей налаженных связей. Главным плюсом она называет то, что власти стали уделять АПК гораздо больше внимания. «Заговорили о проблемах сельхозпроизводителей и фермеров, стали разрабатываться программы поддержки, к этому направлению начали активнее привлекать внимание инвесторов», — отмечает Козий. Однако в случае неполучения компаниями средств вовремя и в нужных объемах они могут вновь разочароваться в рынке, предупреждает эксперт.